https://philosophy.hse.ru/issue/feed Философия. Журнал Высшей школы экономики 2023-02-01T17:36:50+03:00 Maria Marey mdyurlova@hse.ru Open Journal Systems Журнал «Философия. Журнал Высшей школы экономики» нацелен на выявление концептуальных оснований философских теорий, проработку их ключевых понятий, анализ методологии философского исследования. https://philosophy.hse.ru/article/view/16578 Понятие власти в политической культуре Европы Средних веков и раннего Нового времени 2023-01-03T01:32:46+03:00 Редакция журнала ВШЭ philosophy.journal@hse.ru <p><span style="font-weight: 400;">Средневековая культура выработала понятие власти, опираясь на классическое наследие римской и раннесредневековой христианской культуры. В этом причина того, что для средневековых авторов не существовало автономного концепта политического и, говоря о политических материях, они были вынуждены прибегать либо к юридическому, либо к богословскому дискурсу. Римская мысль дала им понятие власти, для передачи которого использовался богатый терминологический аппарат (прежде всего, слова </span><em><span style="font-weight: 400;">potestas, auctoritas, dominium, imperium </span></em><span style="font-weight: 400;">и</span><em><span style="font-weight: 400;"> iurisdictio, </span></em><span style="font-weight: 400;">хотя и не только они). Также она дала им трактовку власти как принадлежности той или иной социальной позиции, то есть скорее как полномочия, чем власти в полном смысле слова. Эта трактовка сделала возможной появление средневековой концепции власти императора: известно, что на протяжении всего средневекового периода император был избираемым лидером, официально получавшим свою власть от народа на основании римского </span><em><span style="font-weight: 400;">lex regia</span></em><span style="font-weight: 400;">. Разумеется, лицами, принимающими решение о кандидатуре нового императора, были князья-электоры, а вовсе не народ, но правовая фикция </span><em><span style="font-weight: 400;">electio populi</span></em><span style="font-weight: 400;"> сохраняла свою значимость все это время.</span></p> <p><span style="font-weight: 400;">Христианская теология добавила к римской «республиканской» интерпретации власти сакральное, «вертикальное» ее измерение. Согласно «Посланию к римлянам» апостола Павла, «нет власти, кроме как от Бога», и, как следствие, «всякий, противящийся власти, противится Божьему установлению» (Рим.13:1–2). В отличие от римской практики, согласно которой власти можно было достичь, совершив те или иные известные процедуры (например, пройти избирательную кампанию), и поэтому она могла истолковываться как желанный результат, награда за победу, в христианской мысли все складывалось иначе. Согласно богословам, власть христианских монархов — служителей Божиих — была скорее чем-то наподобие бремени, нежели награды за заслуги. Огромная ответственность, которая налагалась властью, требовала от правителей жертвовать ей все свое время, все силы, а иногда и саму жизнь ради спасения душ своих подданных.</span></p> <p><span style="font-weight: 400;">Праведный король был, по сути, аналогом мученика, что подчеркивал Исидор Севильский в своих «Сентенциях», утверждая, что короли, которые будут править праведно и благочестиво, обретут после смерти царский пурпур и мученический венец. О том же писал любимый ученик Исидора, епископ Сарагосы Браулион. Еще позже та же метафора получила свое продолжение в каролингской концепции помазания на трон. Знак креста, который ставился на правое плечо короля в процессе помазания, толковался авторами процедуры как метафора крестного бремени Иисуса. Король, таким образом, становился </span><em><span style="font-weight: 400;">Deus per gratiam</span></em><span style="font-weight: 400;"> или </span><em><span style="font-weight: 400;">Christus per unctionem</span></em><span style="font-weight: 400;">, а его правление интерпретировалось как аналогия последнего пути Христа — его Крестного пути.</span></p> <p><span style="font-weight: 400;">Основываясь на соображениях, представленных выше, мы собрали несколько исследований в рамках этого номера. Все они объединены темой власти в средневековой европейской мысли, трактуемой с разных позиций. Статьи <strong>Николая Антонова</strong> и <strong>Эльги Канаевой</strong> затрагивают восприятие власти в византийской политической теории. Авторы описывают в них, с одной стороны, разные ипостаси исповедника (пастырь, врач и посредник) и анализируют феномен </span><em><span style="font-weight: 400;">arche</span></em><span style="font-weight: 400;"> священника, с другой. Обе статьи объединяет обращение к концепту </span><em><span style="font-weight: 400;">charisma</span></em><span style="font-weight: 400;">, введенному апостолом Павлом и позже развитому в византийской мысли.&nbsp;</span></p> <p><span style="font-weight: 400;">Продолжают номер три статьи, посвященных рассмотрению латинской европейской традиции. Прежде всего, это исследование <strong>Себастьяно Проввиденте</strong>, представляющего взгляд на борьбу сторонников папской власти с концилиаристами во время знаменитого Констанцского собора. Затем идет статья <strong>Арины Зайцевой</strong>, которая обращается к трактату «Процесс Сатаны против человеческого рода» и рассматривает на его материале соотношение понятий справедливости и писанного права. Наконец, закрывает секцию исследований великолепная работа профессора <strong>Джозефа О’Кэллэгена</strong>, который рассказывает о фигуре кастильского теолога Хуана Хиля де Самора и его наставлениях, написанных для наследного инфанта Кастилии дона Санчо — будущего короля Санчо IV.</span></p> <p><span style="font-weight: 400;">В разделе философской критики мы публикуем рецензии, подготовленные <strong>Никитой Федонниковым</strong> и <strong>Федором Нехаенко</strong>. Первый из авторов обращается к книге, посвященной образу тирана в средневековой европейской культуре, второй —&nbsp;рассматривает курс лекций Алана де Либера о проблеме субъектности и субъективности в культуре позднего Средневековья. Завершают номер три хроники конференций, прошедших в истекшем году.</span></p> <p><span style="font-weight: 400;">Мы надеемся, что читатель найдет в номере тексты и идеи, которые позволят ему получить представление и о том месте, которое занимал концепт власти в средневековой культуре, и о самом этом понятии.</span></p> <p><em><span style="font-weight: 400;">Даниэль Панатери и Александр Марей</span></em></p> 2022-12-31T10:01:17+03:00 Copyright (c) 2022 Философия. Журнал Высшей школы экономики https://philosophy.hse.ru/article/view/16568 Ἀρχὴ священника в «Апологии» (or. 2) Григория Богослова 2023-02-01T17:34:53+03:00 Николай Константинович Антонов nickforgo@gmail.com <p>В статье реконструируется категориальный аппарат Григория Назианзина, формирующий представления об ἀρχή (власть/авторитет) священника. Показано, что идею о богоустановлености клира в Церкви Григорий соединяет с представлением о мировой иерархии (ἀρχὴ καὶ τάξις). В этом контексте проанализированы оппозиции служение/правление (λειτουργία/ἡγεμονία) и сила/убеждение (βίᾳ/πειθοῖ), показывающие, что священник определяется его положением между Богом и мирянами, которое часто описывается через пастырскую образность: Архипастырь Христос — пастырь — паства. При этом сама категория «посредничесвтео» (μεσιτεία Θεοῦ καὶ ἀνθρώπων) относится в этом тексте исключительно к литургической функции священника, т.е. к приведению людей к Богу через таинства. Также эта цель достигается через помощь людям посредством духовного руководства, т.е. разных коммуникативных практик (общение, проповедь, наставление и т.д.). Этот путь описывается в неоплатонических категориях и подразумевает, что лишь тот, кто близок к Богу, может вести к Нему других. Эти два образа воздействия на мирян имеют разное богословско-онтологическое основание, однако оба формируют ἀρχή священника. Совершение таинств осмысляется как то, что ставит священника в объективно более близкое положение к Богу, т.е. включает его в ἀρχὴ καὶ τάξις на отличном от обычных людей уровне. Вместе с тем священник мыслится как тот, кто занимает в Новом Израиле — Церкви — место правителей древнего Израиля, и потому его положение описывается как властное, однако подразумевается именно власть над душами (ἡγεμονία ψυχῶν), причем реализуемая исключительно убеждением.</p> 2022-12-31T09:52:34+03:00 Copyright (c) 2022 Философия. Журнал Высшей школы экономики https://philosophy.hse.ru/article/view/16572 Пастух, врач и ходатай 2023-02-01T17:35:52+03:00 Эльга Юрьевна Канаева kanaeva.elga@gmail.com <p>В статье рассматривается проблема выбора языка для описания эволюции исповедальных практик в Византии в III–X веках. Существующий на данный момент категориальный аппарат представляет эти процессы в логике отношений власти между принимающим и приносящим исповедь, использует язык харизмы и должности. Эти инструменты дают определенную перспективу рассмотрения набора фактов, оценивают их как свидетельство глубокого и непримиримого конфликта между субъектами в этой области и не описывают ситуацию, когда конфликт не зафиксирован в источниках. В статье мы показываем сначала, что властный язык описания не свойственен самим авторам изучаемой эпохи, а затем предлагаем свою модель, описывающую ролевое взаимоотношение вокруг практик покаяния. Вслед за К. Рапп мы предлагаем использовать понятие «авторитет» как базовое. Мы выделяем три его вида: пастушеский, врачебный и ходатайствующий. Они различаются как по типу взаимодействия в покаянных практиках, так и по своей функциональности в рамках феномена покаяния. Типологию сопровождает описание. Наиболее яркие персоналии и ситуации покаянных практик за III–X век, насколько это возможно, распределяются по этим видам.</p> 2022-12-31T09:50:39+03:00 Copyright (c) 2022 Философия. Журнал Высшей школы экономики https://philosophy.hse.ru/article/view/16575 Дело Иоанна Фалькенберга и соборная практика на Констанцском соборе (1414–1418) 2023-02-01T17:36:36+03:00 Себастьяно Проввиденте sprovvidente@hotmail.com <p>На Констанцском соборе (1414–1418) епископы сумели добиться осуждения тезисов Джона Виклифа, Яна Гуса и Иеронима Пражского, однако трактат Жана Пти об оправдании тираноубийства был признан собором вздорным, но не еретическим: в декрете Quilibet tyrannus отрицалась безусловная легитимность тираноубийства. Нечто подобное произошло и с некоторыми тезисами Иоганна Фалькенберга, поскольку — хотя их автор был заключен в тюрьму, а его тезисы были названы мятежными — они не были прямо осуждены собором как еретические. Это стало причиной настойчивых жалоб представителей польской короны на папу Мартина V, который заявил протест на последнем заседании собора. Он объявил, что дело не было разрешено должным образом, и представил апелляцию на это решение, адресованную следующему собору. В данной статье анализируется спор вокруг тезисов Иоганна Фалькенберга на Констанцском соборе с акцентом на дебаты, происходившие внутри представителей галликанской церкви. Также предпринимается попытка объяснить корреляцию между укреплением соборной власти и ходом дела Фалькенберга.</p> 2022-12-31T09:49:50+03:00 Copyright (c) 2022 Философия. Журнал Высшей школы экономики https://philosophy.hse.ru/article/view/16570 Плоть и кровь против строгости закона 2023-02-01T17:35:22+03:00 Арина Витальевна Зайцева arinazajtseva@gmail.com <p>Трактат XV века “Processus Satanae Contra Genus Humanum” — занимательный артефакт позднесредневековой культуры, в котором сочетаются значимые для того периода элементы богословия, юриспруденции и народного искусства. Он был задуман как пособие для студентов-юристов и представляет собой идеализированный пример судебного заседания: по сюжету дьявол подает в суд на человечество и требует, чтобы оно вернулось в его обладание. Дьявол посылает демона-представителя в небесный суд для защиты своих интересов, в то время как Дева Мария берет на себя роль адвоката человечества. Судебное разбирательство проходит перед лицом судьи — Иисуса Христа. После долгих прений силы добра выигрывают дело. За этим гротескным сюжетом скрываются серьезные рассуждения о различных видах правосудия и их значимости для реальных судей, адвокатов и истцов. Автор трактата различает два вида правосудия: justitia и aequitas. Justitia отсылает к строгости сводов прав, а aequitas — к праведности и милосердию. Именно aequitas исходит непосредственно от Бога; без ее добродетели justitia превращается в жесткий закон, не имеющий действительной силы в христианском понимании. Дьявол и его слуга проигрывают дело, так как они полагаются на доводы, отсылающие исключительно к justitia­, ведь им неведомы сострадание и сопереживание. Таким образом, трактат предостерегает студентов-юристов от слепого следования букве закона без проявления милосердия и без учета индивидуальных обстоятельств сторон.</p> 2022-12-31T09:51:03+03:00 Copyright (c) 2022 Философия. Журнал Высшей школы экономики https://philosophy.hse.ru/article/view/16573 Хуан Хиль де Самора, инфант Санчо и Альфонсо X Мудрый 2023-02-01T17:36:07+03:00 Джозеф О'Кэллэген clonmeen@optonline.net <p>В своем трактате «Хвала Испании» брат Хуан Хиль де Самора попытался привить инфанту Санчо, второму сыну и наследнику Альфонсо X, правильное понимание истории Испании и привести примеры тех правителей, которые хорошо использовали свою власть, и тех, которые злоупотребляли ею. Он напоминал молодому принцу, что тот не должен следовать личным интересам в ущерб своему народу, ведь он будет ответственен перед Богом. Особенно брат Хуан Хиль де Самора осуждал королевскую алчность и утверждал, что правитель не должен обеднять свой народ чрезвычайными налоговыми сборами. Более того, он подчеркивал обязанность короля править в согласии с утвержденными законами и обычаями, установленными с согласия народа. Хотя он не выражал несогласие с политическими решениями Альфонсо X напрямую, он знал о популярных жалобах на чрезмерное налогообложение и нововведения в праве. Предоставляя инфанту Санчо руководство для хорошего правления, он также озвучивал молчаливую критику политики Мудрого короля.</p> 2022-12-31T09:50:24+03:00 Copyright (c) 2022 Философия. Журнал Высшей школы экономики https://philosophy.hse.ru/article/view/16569 Понятия «тиран» и «тирания» в средневековом политическом дискурсе 2023-02-01T17:35:08+03:00 Никита Александрович Федонников fedonnikov-na@ranepa.ru <p>Рецензия на: Tyrannenbilder : Zur Polyvalenz des Erzählens von Tyrannis in Mittelalter und Früher Neuzeit / hrsg. von J. Gold, C. Schanze, S. Tebruck. — Berlin : Walter de Gruyter, 2022.</p> 2022-12-31T09:51:15+03:00 Copyright (c) 2022 Философия. Журнал Высшей школы экономики https://philosophy.hse.ru/article/view/16571 Субъективность между человеком и Христом Алена де Либера 2023-02-01T17:35:37+03:00 Федор Всеволодович Нехаенко t.a.nnkmail.ru@gmail.com <p>Реценция на: Libera A. Le sujet de la passion : Cours du Collège de France 2015–16. — Paris : Vrin, 2021.</p> 2022-12-31T09:50:50+03:00 Copyright (c) 2022 Философия. Журнал Высшей школы экономики https://philosophy.hse.ru/article/view/16574 Юридические памятники V–XVII вв.: авторитетные тексты 2023-02-01T17:36:21+03:00 Мария Андреевна Пономарева heliumxxi@gmail.com <p>Обзор конференции: Юридические памятники V–XVII вв.: авторитетные тексты, 12 октябрь 2022 (Москва).</p> 2022-12-31T09:50:01+03:00 Copyright (c) 2022 Философия. Журнал Высшей школы экономики https://philosophy.hse.ru/article/view/16576 Шестая общероссийская научная конференция «Республиканизм: теория, история, современные практики». Хроника 2023-02-01T17:34:39+03:00 Иван Дмитриевич Наумов inaumov@eu.spb.ru <p>Обзор конференции: Шестая общероссийская научная конференция «Республиканизм: теория, история, современные практики». Хроника, 16 декабрь 2022 (Санкт-Петербург).</p> 2022-12-31T09:53:09+03:00 Copyright (c) 2022 Философия. Журнал Высшей школы экономики https://philosophy.hse.ru/article/view/16577 Обзор круглого стола «Феноменология в СССР» 2023-02-01T17:36:50+03:00 Мария Вячеславовна Стенина mstenina@hse.ru Илья Сергеевич Онегин ilya.onegin200@gmail.com <p>Обзор круглого стола «Феноменология в СССР», 20–21 сентябрь 2022 (Москва).</p> 2022-12-31T09:48:24+03:00 Copyright (c) 2022 Философия. Журнал Высшей школы экономики