В спорах о марксистской концепции русской истории

между автономией государства и НЭПом

  • Андрей Александрович Тесля старший научный сотрудник, научный руководитель (директор) Центра исследований русской мысли Института гуманитарных наук Балтийского федерального университета имени Иммануила Канта (Калининград)
Ключевые слова: гегельянство, «государственная школа», В.О. Ключевский, арксистская историография русской истории, Г.В. Плеханов, М.Н. Покровский

Аннотация

Русский марксизм достаточно поздно обратился к построению собственных концепций русского исторического процесса и/или к попыткам дать целостную интерпретацию истории Российской империи / русского народа / народов Восточно-Европейской равнины. Более того, у большевиков, пришедших к власти в конце 1917 и с середины 1918 г. все более решительно претендующих если не на полноту идеологического контроля, то на интеллектуальную гегемонию, не было собственной историографии «русской истории»: в ситуации 1918 – начала 1920-х гг. речь шла о противостоянии «марксистских» в широком смысле концепций и подходов «не-марксистским». «Марксистская» историография к началу 1920-х годов была фактически представлена тремя подходами, связанными соответственно с именами Г.В. Плеханова, Н.А. Рожкова и М.Н. Покровского, при этом исторические построения Рожкова изначально оказались на обочине исторических дискуссий, реальное противостояние внутри марксистов-историков свелось к противоборству версий исторического процесса, предложенных Г.В. Плехановым и М.Н. Покровским в 1910-е годы. В данной статье мы анализируем разные уровни этого противостояния: от актуальных политических импликаций, таких как отношение к государству и вопрос об «оборончестве», вплоть до эпистемологических предпосылок, понимания «науки», места «исторических фактов» и роли интерпретации. Вместе с тем демонстрируется, что фактически и концепция Г.В. Плеханова (и родственная ей, хотя политически противонаправленная трактовка русской истории Л.Д. Троцкого), и концепция М.Н. Покровского оказываются тесно связанными со «школой Ключевского» и несут в себе не только явное, но, что еще существеннее, во многом неявное, остающееся непроблематизированным наследие как исторической схемы Ключевского, так и лежащей в ее основании концепции «государственной школы». Если критика этого наследия у оппонентов была целенаправленной со стороны М.Н. Покровского, то в свою очередь неявным для него образом она обуславливала трактовку им самого объекта исторического рассмотрения. Тем самым подчеркивается, что «исторический синтез» «высокого сталинизма» 1930–1950-х годов, объединение «красной профессуры» и преемников дореволюционных историографических школ, прежде всего Московского и Петербургского университетов, оказывался облегчен не только выработкой к концу 1930-х в «Кратком курсе...» догматического фундамента исторического материализма, но и реальной общностью концептуальных оснований, восходящих к «школе Ключевского» и «государственной школе» русской историографии.

Скачивания

Данные скачивания пока не доступны.
Опубликован
2022-03-31
Как цитировать
Тесля, А. А. (2022). В спорах о марксистской концепции русской истории. Философия. Журнал Высшей школы экономики, 6(1), 213-232. https://doi.org/10.17323/2587-8719-2022-1-213-232
Раздел
Исследования