Философский поиск предполагает не только постоянное расширение границ того, что подлежит познанию, но и попытку выйти за эти границы, познать непознаваемое. Не менее важная и сложная задача — это поиск адекватного языка для выражения невыразимого. Античность предлагает разные стратегии философской работы с сакральным и трансцендентным. Рассмотрению некоторых из них посвящен этот выпуск «Философии. Журнала Высшей школы экономики».

Диалог платоновского корпуса «Евтифрон» — пример попытки дать строгое философское определение «сакральному» понятию. Как показывает Ю.А. Шичалин (Греко-латинский кабинет, Москва) понятие «благочестивого» обсуждалось в поздней Академии на фоне создания платоновских «Законов», и критическое рассмотрение разного рода его определений отражает «Евтифрон». Как напоминает Ю.А. Шичалин, проблеме благочестия был посвящен и специальный трактат Ксенократа, который, вероятно, и скрывается за фигурой прорицателя Евтифрона.

Филон Александрийский стоит у истоков того, что можно назвать «диалектикой апофатической теологии» в патристической мысли. Как показывает Илария Рамелли (Оксфордский университет и др.), именно Филону принадлежит «стратегия различения» непознаваемой божественной сущности и познаваемых божественных энергий. Эти энергии для Филона связаны с понятием божественного Логоса, который у него понимается как «умопостигаемый космос» в духе среднего платонизма.

Статья Джорджианы Хайан (Бернский университет) посвящена тому, что можно назвать «негативной теологией» у Плотина. Трансцендентный характер Единого, его абсолютная «инаковость» требуют особого языкового выражения. Поиск подходящего языка отражен в «Эннеадах», где не только постоянно употребляются отрицания, но и обосновывается необходимость их употребления. Таким образом, апофатика оставляет «зазор», в котором Невыразимое все же может быть названо и косвенно описано.

Тему познания непознаваемого продолжает статья Анны Грюнерт (Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, Москва), в которой рассматриваются отдельные случаи употребления Василием Великим лексики ви́дения. Анализируя гомилии на Шестодев, автор приходит к выводу, что понятие созерцания занимает важное место в естественной теологии, лежащей в основе педагогической концепции текста. Автор также отмечает влияние Филона Александрийского на отношение Василия к «лучшему из чувств».

Спору Иоанна Филопона и Симпликия о первой материи посвящена статья М.Н. Варламовой (Государственный университет аэрокосмического приборостроения, Санкт-Петербург). Филопон отрицает существование неопределенной материи и настаивает, что первым подлежащим физических тел должна быть трехмерная протяженность или же тело как таковое. Наделяя материю собственным логосом, Филопон рассматривает ее не как чистую потенциальность, которую можно познавать лишь по аналогии, но как сущее, которое, хотя и не существует отдельно, все же существует как нечто.

В рубрике «Архив философской мысли» представлены новые переводы Августина (П.Н. Семенова, Кельнский университет), Василия Великого (О.В. Алиева, НИУ ВШЭ, Москва) и Галена (И.В. Пролыгина, МГМСУ, Москва).

Раздел рецензий содержит отклики на новые переводы Платона и Оригена, а также размышления о книжных новинках.

Ольга Алиева и Алексей Плешков

Опубликован: 2019-03-31

Полный текст