• 200-летие Достоевского
    Том 5 № 3 (2021)

    Повод вновь обратиться к творчеству Ф. М. Достоевского — его 200-летний юбилей — одновременно уникальный и рядовой. Уникальный, поскольку столь крупная дата сама по себе ко многому обязывает. Рядовой — потому что и без юбилейных поводов обращение к текстам великого писателя давно стало обыденностью для любого мыслящего исследователя. И тем не менее, сознавая оба обстоятельства, авторы юбилейного номера взяли на себя смелость если не попытаться найти нечто, в связи с Достоевским мало проговоренное, то все же высказаться с учетом высоты пройденных после его жизни лет. 

    Первой в номере стоит статья аспиранта МГУ Дениса Бережнова, посвященная эстетико-утилитаристским прениям, развернутым Достоевским в романе «Бесы» и сделавшимся особенно актуальными для нашего несравненно более благополучного и сытого, но и более меркантильного времени. Следующие две статьи — Сергея Никольского (ИФ РАН) и Григория Тульчинского (НИУ ВШЭ, Санкт-Петербург) — напрямую соотносят размышления писателя со значимыми для советского времени проблемами. В первой статье — посредством исследования темпоральных экзистенциальных смыслов «рвущейся к свету души», «крови по совести» и других; во второй — через анализ последствий реализации программы переустройства общества, ориентированного исключительно на преобразование своей социальной среды. Как относиться к зеркалу, в которое человек смотрится для наблюдения за самим собою ради самопонимания? Размышления над подобного рода вопросами дают основания рассмотреть проблему взаимосвязи Достоевского и феноменологии, что предпринимает в своем тексте Владимир Катасонов (ОЦАД имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия). Особенностям малоисследованных ранее аспектов философско-художественного содержания произведений Достоевского посвящены следующие три статьи: Николая Мурзина (ИФ РАН), в которой предметом изучения становится феномен неудачи; аспирантки ИФ РАН Ксении Королевой, анализирующей феномен игры на примере романа Достоевского «Игрок», и Юлии Ерохиной (НИУ ВШЭ), которая предпринимает попытку смоделировать образ мира бледного цвета, каким он видится в романе «Преступление и наказание». По мнению Дениса Качеева (Костанайский филиал ФГБОУ ВО «Челябинский государственный университет») и Сергея Колчигина (Институт философии, политологии и религиоведения Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан), изложенному в их общей статье, Достоевский был одним из тех, с кого начались духовные искания в русской философской мысли. И, наконец, в заключительной статье раздела, посвященного Достоевскому, предпринимается попытка сравнения его наследия с творчеством других писателей: в статье Инны Тигунцовой (Университет Торонто, Канада) сопоставляются образы птиц в романах Достоевского «Бедные люди» и «Страдания юного Вертера» И. В. фон Гёте.

    Содержательный анализ проблем проведен в статьях Андрея Тесли (СПбГУ — БФУ) «Славянофилы и «польский вопрос» в 1840 – 1-й половине 1860-х годов» и Антона Боровикова (РАНХиГС — ЕУ СПб) «Земская стихия как (гео)интенсивность в позднем славянофильстве: материалистическая модернизация русского романтического национализма. По заметкам «О взаимном отношении народа, государства и общества» Ивана Аксакова (1862)». 

    В номере представлен перевод Дианы Гаспарян (НИУ ВШЭ) «Различая диалогическое Я: Теоретическое и методологическое рассмотрение нарратива непальского подростка (авторы: Дебра Скиннер, Яан Валсинер и Дороти Холланд)», а также рецензии: Артема Морозова (ИФ РАН) — на книгу Стива Фуллера «Постправда: Знание как борьба за власть»; Дмитрия Давыдова (Институт философии и права УрО РАН) — на книгу Дэвида Харви «Состояние постмодерна»; Александра Маркова (РГГУ) — на книгу Александра Монтлевича «Сумасбродства бодрствования: Спекулятивный реализм и осознанные сновидения» и Александра Павлова (ИФ РАН) — на книгу Бернара Перрона «Навстречу ужасу. Игры и теория страха».

    С. А. Никольский

  • Справа налево, слева направо: консерватизм и радикализм в их взаимосвязи
    Том 5 № 2 (2021)

    В центре внимания нового номера нашего журнала — политическая философия консервативного и радикального направлений. Прежде всего, в тех моментах, где консервативная мысль смыкается с построениями левого толка, — и наоборот, там, где политическая мысль радикалов/социалистов оказывается вбирающей в себя концепты и ходы мысли, генеалогически или актуально в тот момент времени принадлежащие кругу консервативных представлений.

    Мы стремились сочетать теоретические и конкретно-исторические исследования, поскольку, по нашему мнению, в сфере истории мысли и интеллектуальной истории велико пространство не только остающегося теоретически не вполне осмысленным, но и главным образом элементарно не описанного. Открывает номер статья Ильи Будрайтскиса (РАНХиГС), посвященная пониманию/концептуализации конечности государства в консервативной и социалистической мысли. Следующие пять статей разбирают разные аспекты истории русской мысли: Константин Душенко (ИНИОН РАН) реконструирует историю мифа о конце Петербурга, Андрей Тесля (БФУ им. И. Канта) анализирует формирование концепции субъективной социологии Николая Михайловского и различие между духом русского радикализма шестидесятых и семидесятых годов, Евгений Емельянов (УрФУ им. Б.Н. Ельцина) обращается к недостаточно изученному вопросу о влиянии знаменитой полемики Э. Мейера и К. Бюхера на русскую и советскую историческую науку, Герман Кораев (БФУ им. И. Канта) анализирует бахтинскую теорию карнавала сквозь призму биополитики, а Анатолий Корчинский (РГГУ) рассматривает соотношение текста и действительности в советском социологическом литературоведении 1920-х годов. Две последние статьи, написанные Алексеем Кругловым (РГГУ) и Юрием Василенко (НИУ ВШЭ Пермь), обращаются к зарубежным сюжетам: в первой статье демонстрируется значение юбилейных и памятных философских медалей как особых визуальных средств для прояснения проблемных вопросов истории философии, а статья Юрия Василенко анализирует попытку Хуана III, карлистского претендента на испанский престол в 1861–1868 гг., расширить идеологическую базу карлизма до умеренного либерализма, высвечивая проблемы и противоречия исходно анти-модернистской, консервативной позиции ядра карлистов в условиях быстро меняющих социальных и политических европейских реалий 3-й четверти XIX столетия.

    Отдел переводов представляет читателям два материала: подготовленный и откомментированный Евгением Блиновым (ТюмГУ) перевод доклада «О разрушениях, произведенных вандализмом, и средствах их обуздать» Анри Грегуара (в котором впервые вводится понятие вандализма) и «Голод, богатство и мораль» Питера Сингера, сопровождаемый обстоятельной вступительной статьей переводчиков Анны Верниковской (независимой исследовательницы) и Алексея Плешкова (НИУ ВШЭ).

    Завершает номер отдел рецензий, в который вошли критические разборы монографии Дмитрия Моисева «Политическая доктрина Юлиуса Эволы в контексте 'консервативной революции' в Германии» (Олег Кильдюшов, НИУ ВШЭ), украинской версии «Европейского словаря философий. Лексикона непереводимостей» (Александр Марков, РГГУ) и «Постхоррора» Дэвида Черча (Александр Павлов, НИУ ВШЭ).

    А.А. Тесля

  • Философия Владимира Бибихина
    Том 5 № 1 (2021)

    Импульсом для создания номера, посвященного Владимиру Вениаминовичу Бибихину (1938–2004), стал проект Бибихинских чтений, которые проводятся с 2019 года на родине мыслителя и переводчика в г. Бежецке (Тверская область) и собирают известных философов и филологов из Москвы, Санкт-Петербурга, Казани, Саратова и Киева — друзей, учеников, а также тех, кто лишь недавно соприкоснулся с его масштабным и многоплановым наследием. Авторы номера двигаются вокруг центральных тем философии Бибихина: энергии, события мира, захваченности, автомата, софии, другого начала.

    В своих философских построениях Владимир Бибихин, в частности, опирается на наследие греческой философии. Поэтому мы решили открыть номер двумя статьями об античной этике. Ирина Макарова в статье «Благочестие: пропавшая добродетель Аристотеля?» углубляется в этические трактаты Аристотеля с целью найти следы «пропавшего» благочестия (hosiotēs) среди этических и дианоэтических добродетелей. В статье Алексея Павлова «„Аналитическая“ ветвь современного стоицизма: Л. Беккер, У. Ирвин, М. Пильюччи» освещаются работы трех идейных лидеров этого направления, объясняющих актуальность стоической этики для человека XXI века.

    Когда готовился номер, пришло печальное известие о внезапной смерти одного из инициаторов и вдохновителей Бежецких чтений, выдающегося математика и физика, философа, богослова и переводчика Сергея Сергеевича Хоружего (1941–2020), который оставался на протяжении нескольких десятилетий интеллектуальным спарринг-партнером Бибихина. Во второй части номера освещается «полемическая дружба» обоих философов.

    В статье «Полемическая синергия» Анатолий Ахутин предлагает читателям погрузиться в тему онтологической апоретики европейского мышления, из которой выросла одна из самых ярких дискуссий современной русской философии, напоминающая византийские споры XIV столетия. Понятие «энергия покоя» — понятие, сформулированное В. Бибихиным на основе Аристотеля, вызывало принципиальные возражения С. Хоружего. «Синергийная антропология», отправляясь от паламитского догмата, критикует стремление включиться в «софийные автоматизмы» самозабвенного существования и противопоставляет ему — вполне в духе экзистенциальной философии — «энергоформы» аскетического подвига с их движением актуализации. Озадаченность парменидовским тезисом о тождестве «ведения» и «бытия» оказывается у Ахутина — третьего участника полемической синергии — общим местом не только полемической синергии Бибихина и Хоружего, но и мысли как таковой.

    Юрий Романенко раскрывает «Событийный характер философской мысли В.В. Бибихина в историческом обзоре ее академической рецепции последнего десятилетия. Автор также фокусируется на онтологических темах и, подробно разбирая понятия парадокса и смены аспекта, поочередно показывает отталкивания и сближения между мыслью Бибихина и мыслью Витгенштейна, Хайдеггера, Лосева, Пятигорского, Ахутина. Завершается статья реконструкцией полемики Бибихина и Хоружего, в которой они «вплотную подошли к парадоксу энергии, то есть парадоксу бытия».

    Третья часть исследований представляет собой ряд герменевтических интерпретаций философии Бибихина. Михаил Богатов в статье «Тематизация предмета лекционных курсов: стратегии мысли В. Бибихина» напоминает о том, что все самые известные книги Бибихина — это его лекционные курсы, читавшиеся в МГУ, Институте св. Фомы, Свято-Филаретовском институте и ИФ~РАНе. Автор предлагает обратить внимание на нестандартную композицию даже самых «традиционных» курсов (таких как «Философия права» и «История современной философии»). Автор выделяет специфические «приемы мысли», которые служат формированию предметного поля лекционного курса, и приходит к важному эвристическому заключению: «Любая формализация мысли Бибихина, не ухватывающая конкретику герменевтической ситуации, всегда будет оказываться условной и до определенной степени неэффективной».

    Можно сказать, что другие статьи этого блока в известной степени демонстрируют верность этому принципу чтения. Алексей Бабанов читает курсы «Правда» («Онтологические основания этики») и «Лес» и задает вопрос о «взаимосвязи онтологии и этики в философии В. Бибихина». Ответ он находит в парадоксальном понятии «автоматическая нравственность», которое используется для решения проблемы сознательного или несознательного выбора. Екатерина Хан в своем исследовании обращается к феноменологии настроения исторического времени у В. Бибихина и П. Рикёра, обосновывая это сближение общим интеллектуальным контекстом (Аристотель, Августин, Хайдеггер). А Елена Смиренникова рассматривает фрагмент первого лекционного курса «Мир» (1988/89), где вечность трактуется как «юное-новое», постоянное обновление, являющее себя в событии, в настоящем.

    В разделе «Публикации и переводы» в этом номере вниманию читателей предлагаются четыре интереснейших текста. Первый — публикация на русском языке интервью об истории и современном состоянии отечественной религиозной мысли — дает возможность услышать устную речь Сергея Хоружего. Беседа, инициированная Кристиной Штёкль и Александром Михайловским весной 2015 года и состоявшаяся в Институте наук о человеке (Вена), открывает много интересных фактов и проливает новый свет на интеллектуальную историю позднесоветского и постсоветского периодов. Второй текст — это ранее не публиковавшаяся лекция В. Бибихина из курса о философии Витгенштейна 2002/2003 учебного года, расшифрованная и представленная Василиной Ярововой. Два последних текста — перевод малоизвестной работы Макса Шелера «О восточном и западном христианстве», впервые опубликованной в 1916 году и совсем недавно переведенной на русский язык А.Н. Малинкиным, и статья Александра Михайловского, который вводит в контекст «военной философии» Шелера и подчеркивает значение Ф.М. Достоевского для восприятия России немецкими интеллектуалами в первой четверти XX века.

    Раздел рецензий содержит три статьи. В рецензии Владимира Близнекова критически разбирается издание первого перевода философско-исторических эссе Бибихина на немецкий язык под заголовком «Der andere Anfang» (2020). А два других текста посвящены обсуждению публикаций сотрудников Школы философии и культурологии: Александр Марков выбрал для своего анализа труд Г.И. Чернавина по феноменологической демонологии «Философия тролля» (2021), а Светлана Неретина привлекает внимание читателей к первой книге молодого исследователя А.К. Куликова «Мифологические мотивы в творчестве Н.В. Гоголя».

    Завершает номер детальный обзор Вторых Бибихинских чтений в г. Бежецке (декабрь 2020 года), подготовленный их активными участницами — Екатериной Хан и Анастасией Томашевской.

    Александр Михайловский

  • Границы знания
    Том 4 № 4 (2020)

    На создание настоящего номера редакторов вдохновила дискуссия, которая прошла в рамках круглого стола «Границы знания» под эгидой ИФ РАН и школы философии НИУ ВШЭ осенью 2019 года. Хотя такая тема открывает чрезвычайно широкое поле для исследований, номер был сформирован вокруг проблем философии религии.

    В разделе «Исследования. Часть первая: Проблема зла в зеркале аналитической и континентальной рефлексии» представлены три статьи.

    Игорь Гаспаров предлагает глубокий, как это всегда ему свойственно, и тщательный анализ проблемы зла в современной аналитической философии. Основными объектами исследования становятся подходы двух столпов аналитической философии религии — Алвина Плантинги и Ричарда Суинберна. Решение парадокса сосуществования зла и всемогущего существа вас наверняка удивит нетривиальностью и изяществом.

    Статья Евгении Вилковой «Теодицея по-американски: содержание и особенности апологии Дэвида Бентли Харта» также посвящена проблеме теодицеи. Однако она, в отличие от предыдущей статьи, сосредоточена на подробном анализе работ малоизвестного российскому философскому сообществу православного американского теолога Д. Б. Харта. Статья заслуживает внимания тех, кто интересуется проблемой зла и всемогущества, а также — аналитической философией религии.

    Матвей Сысоев в своем исследовании обращается к проблеме передачи религиозного опыта, к трудностям, которые ее сопровождают, отмечая, что они в большей степени связаны с особенностями свидетельства о нем, чем с ним самим как таковым. Автор обращается к анализу отличия уникальных сверхъестественных явлений от естественных и особенностям их передачи, предлагая интересную модель объединения религиозного и нерелигиозного опыта. 

    Мы рады представить вам вторую панельную дискуссию в рамках аналитической философии — жанр, незаслуженно малораспространенный в русскоязычной философской среде. В этот раз зачинателем выступил Павел Бутаков с провокативным текстом «Как верить преданно и твердо?». Сам Павел предлагает оригинальный ответ на поставленный вопрос и приглашает к дискуссии коллег. Своё мнение по данной теме выразили очень яркие и очень разные российские философы:

    • Константин Павлов-Пинус в довольно жестком тексте «О пользе и вреде аналитической философии для вне-научного теоретизирования» подвергает серьезной критике некоторые положения Павла Бутакова;
    • Алексей Рахманин в ответе, озаглавленном «Твердая вера: желание и цена ошибки», как истинный философ приходит в изумление, чтобы впоследствии выйти на ясную дорогу рассуждений;
    • отец Василий (Лурье) в ответе «Как верить?» аккуратно и тщательно размышляет над поставленным Павлом вопросом и данным на него ответом;
    • Анна Моисеева в своем тексте «Эпистемология и практика веры» с академическим задором пытается разобраться в мельчайших нюансах подхода, предложенного Павлом Бутаковым.

    И конечно же, в конце дискуссии Павел Бутаков предлагает свой взгляд на возражения и замечания участников дискуссии в ответе, озаглавленном «Во что и как надо верить: ответ собеседникам».

    В разделе «Переводы и публикации» в этом номере вашему вниманию предлагаются сразу два очень важных философских текста, каждый из которых сопровождается интереснейшей вводной статьей от автора перевода.

    Матвей Сысоев представляет статью Уильяма Джеймса «Как два разума могут знать одну вещь?» (How Two Minds Can Know One Thing?, 1905), а Елена Косилова — статью Томаса Нагеля «Абсурд» (Absurd, 1971).

    Раздел рецензий в этот раз содержит скорее самостоятельное исследование, чем просто рецензию профессора Н.В. Мотрошиловой «Последнее интервью и новая книга Юргена Хабермаса: „Никто и ничто, достойные этого, не должны быть забыты в современной истории философии“». Интервью Хабермаса связано с темой, изменившей нашу жизнь и наш мир быстро и радикально — с коронавирусом. Проф. Мотрошилова анализирует это интервью с философской точки зрения и дает ему экспертную оценку. Во второй части работы речь идет о новом прочтении истории философии вообще и философии Канта — в частности. Что нового предлагает Хабермас и как это связано с современной повесткой? Об этом — подробное рассуждение проф. Мотрошиловой.

    Алексей Гагинский и Юлия Горбатова

    ***

    Также в номере представлены статьи, которые продолжают тему исторического метода, начатую в 3 номере этого года. Они собраны в рубрике «Исследования. Часть вторая: Метод истории / История метода» и с разных ракурсов раскрывают метод исторического познания, в том числе и в исторической ретроспективе. В статье П.Ю. Ракитина прослежен интеллектуальный поиск американского мыслителя Р.У. Эмерсона (1803–1882), становление его исторической концепции, раскрыто место истории в его нравственной философии трансцендентализма. Л.Б. Сукина анализирует опыт работы с визуальными источниками, особо актуальный в ситуации визуального поворота, преодоления традиционного ограничения исторических исследований письменными источниками; автор рассматривает и сопоставляет две историографических традиции: западную (Э. Панофский, Э. Гомбрих) и российскую (от М.Н. Тихомирова и В.А. Плугина до М.Ю. Лотмана и Б.А. Успенского). В статье Л.Н. Мазур в широком историографическом контексте показаны перспективы исторического моделирования — сравнительно нового и, несомненно, многообещающего метода истории как строгой науки.

    Марина Румянцева

  • Исторический метод
    Том 4 № 3 (2020)

    Итак, — продолжал Арамис, принимая в кресле такую изящную позу, словно он находился на утреннем приеме в спальне знатной дамы, — [...] господин настоятель хотел бы, чтобы моя диссертация была догматической, тогда как я предпочел бы, чтобы она была умозрительной.

    Александр Дюма. Три мушкетера

     

    «Мы должны искать методы. Ибо для исследования разных проблем требуются разные методы». Призыв великого историка Иоганна Густава Дройзена, прозвучавший в 1864 г., отражал ситуацию, сложившуюся в середине XIX в. и на много десятилетий определившую ход дальнейших дискуссий, связанных с превращением истории в самостоятельную научную дисциплину.

    Однако истоки споров об историческом методе были обнаружены уже в античности у Дионисия Галикарнасского и Лукиана из Самосаты, а в Новое время именно с написания разнообразных опусов о «методе» в середине XVI в. началось становление современных представлений об историческом знании. Если за предшествующие две тысячи лет о понятии «история» в значении знания было написано несколько десятков абзацев, то теперь за одно столетие появилось несколько десятков «трактатов», специально посвященных проблемам исторического метода. Одним из важнейших сочинений в этой области по праву считается трактат Жана Бодена «Метод легкого написания историй» (1566).

    То обстоятельство, что уже авторы XVI–XVII вв. рассматривали проблему метода как фундаментальную для истории, вдохновило ряд современных исследователей искать прообраз для собственной теории истории именно в сочинениях раннего Нового времени. В открывающей номер статье Ю.В. Ивановой и П.В. Соколова анализируются стратегии рецепции гуманитарной эпистемологии раннего Нового времени, ориентированные на наследие Джамбаттисты Вико: «абсолютный историзм» Бенедетто Кроче и «модальную риторику» Нэнси С. Стрьювер. Эту тематику дополняет обзор международной конференции «Гвиччардини и Макиавелли у истоков исторической науки Нового времени» (23–25 сентября 2019 г., Москва), сделанный Н.А. Кочековской.

    Следующая волна интереса к историческим методам возникла лишь во второй половине XIX в. в связи с превращением истории в науку, утверждением позитивизма и «антипозитивистским бунтом». Она сопровождалась рефлексиями по поводу специфических для исторической науки правил и конвенций, принимаемых профессиональным сообществом. Речь шла не о поисках общенаучного метода или пусть даже метода всех наук о культуре, как впоследствии будет у баденских неокантианцев, а о попытке обеспечить методологическую автономию истории, сделать исследовательский процесс независимым от религиозной, философской или естественнонаучной картины мира.

    Чтение любых исследований об историческом методе требует важного разъяснения. То, что у нас зовется «методологией», в западной историографии обычно именуется теорией, и именно теории в этой логике образуют основное содержание научного метода. Методами там называются скорее инструменты: математические методы, сравнительный анализ, нарративный анализ, контент-анализ, дискурс-анализ и прочее — а под историческими методами в узком смысле слова подразумеваются приемы критики источников.

    Теории и инструментальные методы, используемые историками, усложнялись и эволюционировали с расширением пределов исторической науки. Однако в данном выпуске нас интересует прежде всего методология/теория в широком смысле: аналитические концепции исторического процесса, способы познания причинных и контингентных связей, динамики и инерции истории. К нерешенным (или неразрешимым?) вопросам, существуют ли особенные методы исторического исследования и как возможен Исторический метод, возвращают нас А.И. Казанков и О.Л. Лейбович. В полемической статье, написанной в формате диалога, они рассматривают процесс смены парадигм исторического знания — от позитивизма до постпозитивизма —акцентируя внимание на наследии позитивизма в марксистской историографии как дореволюционного, так и советского периодов. Особый интерес их диалогу придает деконструкция обсуждаемого подхода на основе постпозитивистской концепции Пола Фейерабенда.

    В статье А.М. Руткевича, посвященной историзму, которую, будь наша воля, мы — по аналогии с нашумевшей статьей М.А. Бойцова «Вперед, к Геродоту!» (1999 г.) — окрестили бы «Вперед, к историзму!», автор показывает, что наследием историзма сегодня является не утверждение особого метода, но скептицизм и реализм, понятые, конечно, не как метафизические доктрины. Выбрав термин из метафизики, он назвал господствующий способ современного исторического исследования гипотетическим реализмом.

    Таким образом, в первой части выпуска публикуются работы, посвященные становлению и развитию исторического метода от зарождения исторической науки до кризиса постмодерна. Авторы анализируют как отрефлексированную рецепцию исторического метода, сложившегося в раннее Новое время, обретшего новое звучание в контексте историзма XIX века, так и нерефлексивно сохраняющееся влияние предшествующих и, казалось бы, отвергнутых подходов к исторической науке XX – начала XXI в. Завершает эту часть статья Рольфа Тоштендаля, рассматривающего представления о теорииистории и производстве исторического знанияшести историков-теоретиков последней трети ХХ – начала ХХI в.: А.Р. Лоуча (A.R. Louch), Марека Тамма (Marek Tamm), Германа Пауля (Herman Paul), Криса Лоренца (Chris Lorenz), Габриел Спигел (Gabrielle Spiegel), Хейдена Уайта (Heyden White).

    Далее, в статьях В.Н. Сырова и И.Е. Рудковской разрабатываются соответственно проблемы применения нарратологии к историческому познанию и темпорального канона нарративов. Эффективность применения темпоральных маркеров продемонстрирована И.Е. Рудковской на примере анализа трудов Н.А. Полевого.

    Проблема метода — это история научных традиций, научных школ и внутринаучной коммуникации. Это проблема ярлыков и искренней веры, пожизненных научных споров, нелицеприятных нападок и резких отповедей. Ибо, как отмечал крупнейший специалист в области методологии науки, американский философ Фейерабенд, процедура, осуществляемая в соответствии с правилами, считается научной, а процедура, нарушающая эти правила, считается ненаучной. Тот факт, что эти правила существуют, что наука своими успехами обязана их применению и что правила эти рациональны в некотором безусловном, хотя и расплывчатом смысле, сомнению не подвергается.

    Публикуемые в номере журнала статьи достаточно разносторонне характеризуют основные направления и вехи в развитии исторического метода, однако представленные работы далеко не исчерпывают разнообразия современной методологической палитры.

    В разделе «Переводы» представлена подготовленная к печати А.В. Мареем и Ю. В. Василенко лекция Хуана Доносо Кортеса «О суверенитете разума, рассмотренном применительно к истории», продолжающая публикацию цикла лекций, прочитанных испанским мыслителем в мадридском клубе Атенео в 1836–1837 гг.

    В раздел «Критика» помещены рецензии на две актуальные работы по интеллектуальной истории: Б.А. Белявского на сборник «Кембриджская школа: теория и практика интеллектуальной истории» (М., 2018. 629 с.), посвященный истории понятий, выступающей также в качестве эффективного метода исторической науки, и И.О. Дементьева на книгу С.Л. Козлова «Имплантация: очерки генеалогии историко-филологического знания во Франции» (М., 2020. 576 с.), в фокусе которой борьба за онаучивание гуманитарного знания, развернувшаяся во Франции с 1860-х гг.

    Ирина Савельева и Марина Румянцева

  • Места и модели бытования русской философии
    Том 4 № 2 (2020)

    Второй номер журнала по сложившейся с 2017 г. традиции посвящен истории русской мысли. На сей раз он посвящен двум основным сюжетам: во-первых, интеллектуальному наследию Михаила Гефтера (1918–1995) и, во-вторых, осмыслению ряда ключевых концептов (само)описания русской интеллектуальной истории. В обоих случаях речь идет об осмыслении сложных интеллектуальных феноменов в плотном контексте — начиная с идейных влияний и отталкиваний вплоть до институциональных аспектов формирования и развития философских идей.

    Блок материалов, посвященный памяти Михаила Гефтера, открывается серией интервью с его учениками и близкими — Глебом Павловским, Михаилом Рожанским, Клаудио Ингерфломом, Валентином Гефтером и Вячеславом Игруновым. Дополнительный интерес представляют фотографические материалы, основная часть которых любезно предоставлена для публикации наследниками Михаила Гефтера. В качестве приложения к интервью с Глебом Павловским мы публикуем 1-ю главу из его готовящейся к публикации книги, «Слабые», содержащую фрагменты бесед Глеба Павловского с Михаилом Гефтером и комментарии первого к ним.

    Продолжают гефтеровскую тематику номера две статьи — исследование Глеба Павловского и Константина Гаазе, посвященное реконструкции гефтеровской теории события, и статья Виктории Файбышенко, анализирующая особенности функционирования и проблематизации идеологического дискурса в рефлексии позднесоветских философов, в первую очередь Михаила Гефтера, Эвальда Ильенкова и Михаила Лифшица.

    Второй блок исследований посвящен концептам (само)описания истории русской мысли и открывается статьей Федора Гайда, анализирующей процесс появления и оформления понятия «интеллигенция» в России. Работа Алексея Панченко посвящена особенностям производства знания «народниками} в 1870–90-е гг. и выделению общих характерных черт интеллектуальной эволюции народников-этнографов. Статья Андрея Тесли рассматривает эволюцию интерпретаций философского наследия А.И. Герцена в работах Г.В. Флоровского 1920-х – 1-й пол. 1930-х гг. и отражение выработанной им концептуальной схемы в «Путях русского богословия». Замыкающая номер статья Татьяны Резвых и Геннадия Аляева анализирует онтологию и гносеологию Людвига Бинсвангера в контексте концепций Семена Франка и Мартина Хайдеггера.

    Андрей Тесля

  • Нейроэтика
    Том 4 № 1 (2020)

    Данный тематический номер журнала задумывался как площадка для диалога между философами, учеными-естественниками и практикующими врачами о природе нейроэтики — дисциплины, которая до сих пор в России не является устоявшейся, однако все больше привлекает внимание как междисциплинарная по своей сути. Не случайно в результате объявленных в начале XXI века Европейским Союзом и странами Северной Америки широкомасштабных программ исследования мозга возник ряд новых научных дисциплин — например, нейроэкономика, нейропсихология, нейрофилософия, нейрополитология, нейротеология, в которых философский взгляд на исследуемую проблему имеет не меньшее значение, чем естественнонаучное ее изучение, а выработка общего научного языка становится чуть ли не условием их успешного развития. Возникновение такого рода дисциплин на стыке различных когнитивных и социальных наук является свидетельством очередного «натуралистического» поворота в гуманитарном знании и одновременно понимания важности этической экспертизы естествонаучных исследований.

    Раздел «Исследования» данного номера открывается статьей Р.Г. Апресяна, где автор формулирует «вызовы» для современной философии и нейронауки, которые потребовали, с одной стороны, осознания философами необходимости ревизии этико-философских понятий для развития моральной теории в соответствии с актуальным развитием науки; а с другой стороны, преодоления неоправданного скептицизма ученых в отношении эффективности использования ими наличных этических концептов, являющего следствием, как правило, «обыденного» понимания ими морали. Далее в статье Д.И. Дубровского раскрывается содержание различных наиболее значимых направлений исследований нейроэтики — от Brain Reading до свободы воли, — что позволяет увидеть в ней важнейший элемент современной нейронауки. В статье Т. Хамдамова анализируются конкретные примеры Human Brain Projects, в которых функционирование сложных многофакторных моделей мозга и нервной системы обеспечивается большими вычислительными мощностями программно-аппаратных комплексов в ходе компьютерных симуляций нейрофизиологических, нейробиологических и нейропсихологических процессов живого организма. Завершает этот раздел статья Ю.Ю. Петрунина, в которой представлены результаты проведенного им наукометрического анализа базы публикаций российских ученых по нейроэтике в РИНЦ и зарубежных базах MND и WoS, позволяющего судить о специфике институционализации нейроэтики в России.

    В разделе «Дискуссии» представлены материалы круглого стола «Актуальные проблемы нейроэтики», состоявшегося 30.10.2019 г. при совместном участии НИУ ВШЭ и НСМИИ РАН. Далее — развернутая дискуссия наших коллег из Белоруссии о перспективах «улучшения человека» в рамках психо-нейро-генетики в результате манипуляций с генами и внедрения НБИК технологий.

    Раздел «Рецензии и обзоры» размещена обзорная статья М.В. Федоровой, где анализируются наиболее цитируемые западные публикации по нейроэтике за последние несколько лет. Далее представлены три полемические текста: рецензия К.К. Мартынова на книгу Б.Г. Юдина «Человек: выход за пределы» (2018), рецензия Г.А. Часовских на книгу Р. Сапольски «Биология добра и зла: как наука объясняет наши поступки» (2017) и рецензия А.А. Тесли на книгу С.Л. Чернова «Casus Владимира Печерина» (2016). Наконец, в разделе «Архив философской мысли. Переводы» мы предлагаем вашему вниманию комментированный перевод Джанноццо Манетти «Жизнеописания Сократа и Сенеки», выполненный Э.Р. Андреевой и Р.Л. Шмараковым.

    Анастасия Углева

  • Природа закона и закон(ы) природы
    Том 3 № 4 (2019)

    Начиная, как минимум, с Просвещения XVIII века, понятие закона становится системообразующим для всей европейской интеллектуальной культуры. Помимо юридических норм, то есть, законов stricto sensu, начинают обсуждаться законы природы, затем — законы языка и т.д., вплоть до законов, регулирующих правила нарушения самих законов. Таким образом, рефлексия понятия «закон» становится необходимым элементом всякого дискурса, претендующего на звание философского или же историософского.

    Пять из шести статей, составляющих блок «Исследования» представляемого номера, посвящены попыткам осмысления понятия «закон» в трех возможных плоскостях. В открывающей номер статье Роджера Смита (ИФ РАН) автор анализирует видение законов человеческой природы в идеологии французского Просвещения (Г. Б. де Мабли) и влияние этой позиции на более позднюю европейскую философию, вплоть до современной нейронауки и, в частности, нейроэтики (проблемам которой будет посвящен первый номер журнала за 2020 год). Продолжает номер статья о. Георгия Ореханова (ПСТГУ), посвященная проблеме рецепции Ф. М. Достоевским и Л. Н. Толстым атеистических и антропотеистических тезисов Л. фон Фейербаха. Автор отмечает внутреннюю противоречивость положений последнего, особенно акцентируя внимание на том, что Фейербах недоучел иррациональной природы зла в человеке. Две последующих статьи — С.Н. Зенкина (РГГУ, НИУ ВШЭ (СПб)) и Е. В. Вельмезовой (ун-т Лозанны) — акцентируют внимание на законах языка, хотя и с разных позиций. Сергея Зенкина более интересуют «законы трансгрессии», то есть, «закономерные исключения и нарушения», отражающиеся в языке, в том числе, в языке художественной прозы. Екатерина Вельмезова подходит к проблеме более исторически, нежели философски, и разбирает знаменитую лингвистическую дискуссию 50-х годов ХХ века, интерпретируя ее как спор академика Марра и И.В. Сталина о законах. Закрывает этот проблемный блок статья, написанная И. Ю. Светликовой (НИУ ВШЭ, СПб) в соавторстве с двумя ее студентами,  Н. А. Калиновским и М. О. Фесенко. В этой статье авторы, обращаясь к творчеству В. В. Розанова, анализируют взгляды позитивистов начала ХХ века на астрономию и астрологию как науки о законах человеческого развития.

    Особняком, хотя и в том же блоке «Исследования», стоит статья Н. А. Канаевой, посвященная одному из дискуссионных вопросов индийской философии — сущности джайнских найя.

    В разделе «Переводы и публикации» на этот раз мы публикуем настоящую жемчужину — новый перевод на русский язык «Утешения философией» Боэция. Перевод выполнен Романом Львовичем Шмараковым, он же стал автором комментариев.

    Наконец, блок рецензий включает в себя отклик Михаила Немцева на недавно вышедшую книгу Юрия Пущаева по истории советской философии.

    А. М.

  • Этика веры
    Том 3 № 3 (2019)

    Выражение «этика веры» еще непривычно для отечественного читателя. В то время как на Западе сломано немало копьев в спорах относительно эвиденциализма, фидеизма, релайабилизма и прочих эпистемологиче- ских концепций, в отечественной философии эта проблематика только начинает обсуждаться. Конечно, специалисты прекрасно понимают о чем идет речь, однако в настоящее время на русском языке нет ни переводов базовых текстов, ни соответствующих исследований, что создает целый комплекс проблем в сфере образования и вообще понимания современ- ной эпистемологии. Хотя бы частично заполнить этот пробел призван настоящий номер журнала.

    Читатель видит перед собой первый номер русскоязычного журнала, целиком посвященный этике веры. Ранее столь подробно эта тематика в отечественной науке не обсуждалась. В виду этого обстоятельства номер строится таким образом, чтобы представить достаточно полную картину всего направления, начиная со знаменитой статьи У. Клиффорда «Этика веры» (1877). Это потребовало от редакторов несколько отойти от привычной последовательности рубрик в журнале, однако таким образом, как представляется, материал будет представлен в более логичной и удобной для восприятия форме. Следует также отметить, что статья Клиффорда уже есть на русском языке (как бы это странно ни звучало, в пособии по управлению рисками в проектах программного обеспечения), однако для настоящего номера был выполнен новый перевод (Б. В. Фауль и Ю.В. Горбатова), который предваряется обширной вступительной статьей, поясняющей историю возникновения и развития этики веры как особого направления в эпистемологии.

    Исследовательский блок включает восемь научных статей, которые в том или ином отношении обращаются к теме номера. Первой идет статья Андрея Железнова, в которой вера рассматривается как основание для морального образа жизни. Автор работает как с континентальной традицией, так и с аналитической, что позволяет ему предложить всестороннее рассмотрение предмета и показать, что «возможность морального образа жизни непосредственно связана с верой в нравственное устройство мира или принятие неопределенного будущего в качестве ценности и блага». Едва ли нужно как-то дополнительно обосновывать столь важ- ную и интригующую постановку вопроса. Статья Алексея Гагинского посвящена разбору принципиального различия между «верой» эвиденциалистов и религиозной верой. Всегда ли правы первые, опираясь лишь на те утверждения, что имеют под собой достаточные основания или иногда оказываются в прагматическом выигрыше те, кто доверял интуиции или положился на Бога в принятии своих решений? Начав с примера про двух мышек, упавших в кувшин с молоком, автор, не теряя в увлекательности повествования, проведет читателя по сложным рассуждениям о пользе фидеизма и небезупречности эвиденциализма как способов формирования убеждений. Статья Роба Ловеринга представляет собой критический анализ знаменитого тезиса Клиффорда: «It is wrong always, everywhere and for anyone, to believe anything upon insufficient evidence» (ошибочно — всегда, везде и для каждого — верить чему-либо без достаточных свидетельств). Автор полагает, что утверждение Клиффорда слишком категорично, и из него не следует, что нет таких условий, при которых нельзя верить чему-либо при недостаточных свидетельствах. Далее, в статье Юлии Горбатовой обсуждается весьма специфический вопрос об эпистемическом статусе инсайта. Иначе говоря, можно ли познавать мир, опираясь в том числе и на такой феномен, как инсайт? Что собой представляет это «ментальное состояние»? Дает ли оно подлинное знание о мире и чем оно отличается от галлюцинации? Автор полагает, что этот феномен дает человеку возможность обрести метазнание, подробнее о котором — в самой статье. В статье ГАЯ АКСТЕЛЛЯ предлагается подход к этике веры, учитывающий возможные риски принятия решений, когда доксастическая ответственность рассматривается с точки зрения степени рискованности стратегий агентов, измеряемой посредством соответствия или нарушения индуктивных норм. Таким образом, автор вводит читателя в контекст современного обсуждения этики веры, которое, конечно, довольно далеко ушло вперед с момента появления этого направления. Следом идет статья Павла Бутакова, в которой обосновывается тезис о том, что эвиденциалисты должны верить обещаниям. Автор показывает, что эвиденциализм нельзя рассматривать как позицию, полностью изъятую из социального контекста: «эвиденциалистская этика веры вынуждает своих последователей всегда верить всем обещаниям, поскольку любое обещание всегда имеет достаточное подтверждение». Статья Евгения Борисова посвящена увлекательной, но сложной теме: о возможности анализа доксастических (сложноподчиненных) выражений при помощи языка семантики возможных миров. Тема напрямую связана с этикой веры, поскольку вопрос о том, на каких основаниях кто-то заключает о чем-то — это и есть основной вопрос указанной проблематики. В то же время анализ столь сложных выражений — задача, очевидно, непростая и потребует от читателя хорошей подготовки в области современной логики. Статья Анны Моисеевой представляет собой довольно подробный анализ прагматического подхода Х. Патнэма к этике веры вообще и эви- денциализму в частности. В рамках статьи автор стремится показать, что подход Патнэма является чрезвычайно продуктивным для решения как классических, так и нестандартных задач. Как заявляет сама автор, «с прагматической точки зрения довод Х. Патнэма обладает несокрушимой силой. Образно выражаясь, этот довод подобен оси колеса, которая, хоть сама и не движется, играет важнейшую роль в обеспечении подвижности всей повозки». Почему? Об этом вы сможете узнать, прочитав статью.

    Далее, в рубрике «Аналитика помыслов: дискуссия» читатель может найти весьма своеобразное и крайне интересное обсуждение традиционных для христианства аскетических практик с помощью аналитического метода. В частности, Александр Мишура представил текст, в котором весьма древние авторы и не менее древние идеи словно оживают, когда их переносят в современный контекст. Оказывается, если прочесть христианскую традицию на языке современной эпистемологии, можно выявить немало интересных идей и подходов, которые могут быть полезны для современного человека. Насколько это удается автору, можно судить по критическим замечаниям, представленным группой коллег: Сергеем Астаповым, Игорем Гаспаромы, Кириллом Карповым и Сергеем Левиным. Это обсуждение наглядно показывает, как проблематика этики веры может быть интегрирована не только в современные философские дискуссии, но и в теологические.

    Наконец, в рубрике рецензий читатель может найти отзыв Евгения Логинова на книгу Д.Б. Волкова «Свобода воли: иллюзия или возможность?». Рецензия эта настолько самодостаточна и развернута, что могла бы быть и самостоятельной научной статьей. Как бы там ни было, рецензия приглашает к диалогу, который, как мы надеемся, будет интересен читателю.

    В заключение остается добавить, что собрать данный номер оказалось возможным благодаря тому, что часть материалов первоначально была подготовлена для семинара «Этика веры» (при поддержке Фонда Джона Темплтона), прошедшего 25–26 сентября 2018 г. в Институте философии РАН. Видеозаписи выступлений доступны на странице: https://iphras. ru/page18879305.htm.

    Алексей Гагинский и Юлия Горбатова

  • «Публичное» vs. «частное»
    Том 3 № 2 (2019)

    Понятия «публичного», «частного», «интимного» выступают одними из ключевых категорий модерна — и, в частности, категорий политического. Вслед за представителями школы «Анналов» можно вспомнить, что возникновение «публичного» связано с формированием пространства «частной жизни», или вслед за Норбертом Элиасом — о Людовике XIV как последнем короле «старого стиля», существование которого практически не ведает разграничения на «частное» и «публичное», в отличие от преемников, для которых будут — в том числе в пространстве резиденций — существовать как сферы их бытования в качестве «королей», так и другие, — где они оказывались «людьми». Настоящий номер журнала посвящен анализу ряда сюжетов, связанных с осмыслением, функционированием и динамикой названных понятий в пространстве Российской империи XVIII–XIX веков.

    Проблематика данного номера продолжает вопросы, поднятые год назад в № 2 за 2018 год, где в центре внимания были понятия «революция» и «реформы». В № 2 за 2019 год анализируются публичные и непубличные практики властных и околовластных групп: формы и способы взаимодействия, «фигуры умолчания», факторы доступа в публичное пространство, негласные инструменты и технологии управ-
    ления властью и публичным пространством. Открывает номер статья Андрея Мальцева, посвященная «любованию природой» как составляющей «частной жизни» в контексте философских дискурсов XVIII в. В статье Богдана Галя анализируется другой аспект «частной жизни» российского дворянства и его выходов в публичную плоскость в повседневности на примере «брачных стратегий» малороссийских чиновников конца XVIII века. Следующие три статьи номера охватывают проблематику «публичного» и «частного» в период правления Николая I — ключевое время становления представлений и у власти, и у активно формирующейся «общественности» о принципах взаимодействия. Григорий Бибиков рассматривает надзор III Отделения Собственной Его императорского величества канцелярии за губернскими чиновниками: их «частной жизнью» и публичным поведением. Светлана Волошина анализирует «доносы» и «агентские донесения» в III Отделение как практику «интимного» взаимодействия с властью со стороны отдельных представителей общества. Дмитрий Бадалян выявляет скрытые механизмы взаимодействия литературного мира с III Отделением на рубеже 1820–1830-х годов. Завершает рубрику статья Юлии Сафроновой, посвященная анализу прошений в Министерство императорского двора в 1850–начале 1860-х годов как особой непубличной практики взаимодействия российских подданных с центральной властью.

    В разделе публикаций представлен перевод работы Бенжамена Констана «О политических реакциях» (Des réactions politiques) (1797) (перевод и вступительная статья Евгений Блинов). Знаменитый трактат Иммануила Канта «О мнимом праве лгать из человеколюбия» стал ответом именно на этот текст классика политической философии.

    В разделе рецензий публикуются рецензии: (1) Марии Марей на книгу Кирилла Соловьева «Политическая система в Российской империи в 1881–1905 гг.», описывающую неформальные механизмы взаимодей-
    ствия внутри институтов российской власти на указанном историческом промежутке; (2) Андрея Тесли на работу Ольги Макаровой «„Женский вопрос“ в жизни и творчестве А. С. Суворина», посвященную переплетениям биографического, публицистического и литературного контекстов трактовок А. С. Сувориным «женского вопроса» на протяжении его долгой жизни. Завершает номер критический ответ Александра Маркова в связи с рецензиями на его переводы «Пира» Платона и «Метафизики» Аристотеля, опубликованными А. Т. Юнусовым, Е. А. Щербаковой и Н. П. Гринцером, а также рецензией А. В. Гараджи и И. А. Протопоповой, опубликованной в № 1 журнала «Философия» за 2019 год.

    Андрей Тесля и Любовь Бибикова

  • Познавая непознаваемое
    Том 3 № 1 (2019)

    Философский поиск предполагает не только постоянное расширение границ того, что подлежит познанию, но и попытку выйти за эти границы, познать непознаваемое. Не менее важная и сложная задача — это поиск адекватного языка для выражения невыразимого. Античность предлагает разные стратегии философской работы с сакральным и трансцендентным. Рассмотрению некоторых из них посвящен этот выпуск «Философии. Журнала Высшей школы экономики».

    Диалог платоновского корпуса «Евтифрон»— пример попытки дать строгое философское определение «сакральному» понятию. Как показывает Ю. А. Шичалин (Греко-латинский кабинет, Москва) понятие «благочестивого» обсуждалось в поздней Академии на фоне создания платоновских «Законов», и критическое рассмотрение разного рода его определений отражает «Евтифрон». Как напоминает Ю. А. Шичалин, проблеме благочестия был посвящен и специальный трактат Ксенократа, который, вероятно, и скрывается за фигурой прорицателя Евтифрона.

    Филон Александрийский стоит у истоков того, что можно назвать «диалектикой апофатической теологии» в патристической мысли. Как показывает Илария Рамелли (Оксфордский университет и др.), именно Филону принадлежит «стратегия различения» непознаваемой божественной сущности и познаваемых божественных энергий. Эти энергии для Филона связаны с понятием божественного Логоса, который у него понимается как «умопостигаемый космос» в духе среднего платонизма.

    Статья Джорджианы Хайан (Бернский университет) посвящена тому, что можно назвать «негативной теологией» у Плотина. Трансцендентный характер Единого, его абсолютная «инаковость» требуют особого языкового выражения. Поиск подходящего языка отражен в «Эннеадах», где не только постоянно употребляются отрицания, но и обосновывается необходимость их употребления. Таким образом, апофатика оставляет «зазор», в котором Невыразимое все же может быть названо и косвенно описано.

    Тему познания непознаваемого продолжает статья Анны Грюнерт (Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, Москва), в которой рассматриваются отдельные случаи употребления Василием Великим лексики ви́дения. Анализируя гомилии на Шестодев, автор приходит к выводу, что понятие созерцания занимает важное место в естественной теологии, лежащей в основе педагогической концепции текста. Автор также отмечает влияние Филона Александрийского на отношение Василия к «лучшему из чувств».

    Спору Иоанна Филопона и Симпликия о первой материи посвящена статья М. Н. Варламовой (Государственный университет аэрокосмического приборостроения, Санкт-Петербург). Филопон отрицает существование неопределенной материи и настаивает, что первым подлежащим физических тел должна быть трехмерная протяженность или же тело как таковое. Наделяя материю собственным логосом, Филопон рассматривает ее не как чистую потенциальность, которую можно познавать лишь по аналогии, но как сущее, которое, хотя и не существует отдельно, все же существует как нечто.

    В рубрике переводы представлены новые переводы Августина (П. Н. Семенова, Кельнский университет), Василия Великого (О. В. Алиева, НИУ ВШЭ, Москва) и Галена (И. В. Пролыгина, МГМСУ, Москва).

    Раздел рецензий содержит отклики на новые переводы Платона и Оригена, а также размышления о книжных новинках.

    Ольга Алиева и Алексей Плешков

  • Сознание и символ
    Том 2 № 4 (2018)

    Предлагаемый вашему вниманию номер нетипичен. Он выбивается из привычного ландшафта современных философских дискуссий, где оазисы живых высказываний объяты пустынями бессодержательных пересказов, а цветущие долины респектабельных школ разделены горными хребтами концептуальных и методологических несоизмеримостей. Авторы данного номера говорят на разных философских языках, используют различную понятийную оптику. Но объединяет их то, что они пытаются вернуть философскому вопрошанию личностную глубину и осмеливаются заново поставить вопросы, на которые, казалось бы, уже есть готовые ответы.

    Главная тема номера недвусмысленно отсылает к книге М. К. Мамардашвили и А. М. Пятигорского «Символ и сознание: метафизические рассуждения о сознании, символике и языке». Что нового могут сказать о сознании и символе представители современной феноменологии, аналитической философии, трансцендентализма и метафизического реализма? Из каких очевидностей они исходят, какие интуиции лежат в основании их традиций? Где расположены те границы, на подступах к которым наши интуиции умолкают, а очевидности вводят в заблуждение?

    Так, в работе Виктории Файбышенко раскрывается характерный для феноменологического проекта Мамардашвили мотив «рождения» как конститутивной человеческой способности, свободного явления, причины самого себя. Здесь в ответ на проблему совмещения принципиальной тавтологичности акта сознания и необходимости индивидуального, незаместимого события человеческой мысли дается оригинальная интерпретация трансцендентального акта, совершающегося в «непредсказуемой конкретности здесь-и-теперь», причем таким образом, что в нем «рождается само рождение».

    Если для Мамардашвили событие мысли является одновременно исполнением, реализацией символа, и при этом неким «пустым» трансцендентальным символом, то для Кантора и Флоренского, как показывает в своей статье Татьяна Левина, символ оказывается чем-то большим. Сравнивая метафизические и эпистемологические аспекты этого понятия (важнейшим звеном в обоих случаях выступает идея бесконечности), она показывает наличие неожиданных связей между аналитической философией и русской религиозной мыслью конца XIX — начала XX в., а также глубокую погруженность обоих течений в общий контекст европейской  философии, как она развертывалась от Августина и Николая Кузанского до Канта и Лейбница.

    Своеобразным контрапунктом к теме рождения выступает феноменология смерти, анализируемая в статье Ильи Павлова. Автор показывает, как трансформируется хайдеггеровская феноменология смерти в работах В. В. Бибихина благодаря использованию иной онтологии времени. Смерть для Бибихина феноменологически сближается с амеханией, ограничением человеческой инициативы.

    Но только ли человеку доступен опыт рождения и смерти, только ли человеку знакомо событие мышления? Отталкиваясь от «Картезианских размышлений» Мамардашвили, Юлия Горбатова предлагает очень искреннее эссе для панельной дискуссии. Ее эссе посвящено, казалось бы, хрестоматийному вопросу о том, способны ли животные мыслить — но чем глубже мы всматриваемся в этот «простой» вопрос, тем более сложным он кажется. Проблематизируя методологические установки «мыслительного антропоцентризма» с одной стороны и «воинствующего антиспесиецизма» с другой, она пытается выскрести из дискуссии ложные аналогии и привходящие смыслы, чтобы вернуться к сути вопроса. Для этого ей приходится соединить метафизические конструкции с трансценденталистскими рассуждениями о границах языка и мира. Участники дискуссии, которая развертывается далее, — Алексей Гагинский, Игорь Гаспаров, Сергей Жданов, Константин Павлов-Пинус, Диана Гаспарян, София Данько, — преимущественно предлагают иные конфигурации базовых понятий и приходят к своим ответам на поставленные вопросы. Вместе с тем все авторы этого блока оказываются как бы на одной философской волне, что делает их диалог напряженным и увлекательным.

    В разделе «Архив философской мысли» вас ждет перевод знаменитой статьи классика теории тождества Уллина Плейса «Является ли сознание процессом в головном мозге?», выполненный Марией Секацкой. Сопровождающая аналитическая статья «Философия Уллина Плейса: от мистицизма к материализму» М. Секацкой и А. Кузнецова позволяет понять общий контекст данной работы и ее влияние на философию сознания второй половины XX в.

    В разделах «Философская критика», «На полях философских трактатов» и «Академическая жизнь» вы найдете философские рецензии, размышления о книжных новинках и отчеты о важных философских конференциях уходящего года.

    Виктор Горбатов

  • История политических языков: новые перспективы
    Том 2 № 3 (2018)

    Западная история политических понятий и языков включает в себя несколько школ, сложившихся в национальных научных сообществах во второй половине ХХ века: это дискурс-анализ М. Фуко, Begriffsgeschichte Р. Козеллека и Кембриджская школа Кв. Скиннера и Дж. Покока. К концу столетия влияние исторических исследований и зрелость методологической рефлексии трех направлений создали условия для более глобального академического диалога — европейского и трансатлантического. Российская история политических языков еще моложе: она формируется в течение последних тридцати лет, испытывая на себе влияние более зрелых (транс)национальных школ и находясь в активном поиске адекватного научного языка. В настоящем номере представлены исследования по русской и европейской истории понятий и теоретические статьи, написанные в диалоге между несколькими направлениями.

    Природная междисциплинарность истории политических языков делает ее академическим полем, общим для историков, филологов, философов, юристов, политических философов и политологов. Такое «водяное перемирие» не вызвано бедствием или институциональным насилием, но возникает в силу подлинного интереса представителей разных общественных и гуманитарных дисциплин к одному и тому же корпусу источников. Общность источников здесь, конечно, не обозначает общности методологии. Скорее, мы можем выделить несколько сквозных тем и ходов, которые вписывают современную историю политических понятий и языков в гораздо более долгую традицию гуманитарного знания.

    Привлекательность и актуальность истории понятий связана с природой дискурсивной политической коммуникации определенного типа — опосредованной тканью философских и полемических текстов, решениями политиков и характером принимаемых законов. Политические сообщества, допускавшие свободу обсуждения управленческих сюжетов, оказывались вовлечены в конфликтное дебатирование актуальных вопросов и в еще более сложную дискуссию «второго уровня». Речь идет о метадискуссии, т. е. о принципах и нормах, к которым можно легитимно апеллировать в политической полемике по конкретным вопросам текущей повестки дня. При этом степень рефлексивности и сложности обращения к общим началам оказывалась порой чрезвычайно высокой. История политических языков указывает на принципиальное значение живой письменной традиции (и ее изучения) как долгосрочного фактора, во многом определяющего характер и ход политических дебатов.

    Канон общезначимых политических текстов меняется, но часть классических сочинений и сам принцип формирования корпуса сохраняются. Они интерпретируются каждым поколением политиков, юристов, историков и философов. Историки склонны классифицировать традицию как непрерывную эволюцию (Англия) или последовательность политических дискурсов, сформированных в рамках двух (Германия) или даже нескольких (Франция) радикально отличных друг от друга эпох. При этом в обоих случаях традиция не остается равной самой себе: она изменяется и эволюционирует под воздействием внутренних и внешних факторов, речевых жестов отдельных авторов или групп интересов, социальных или эпистемических сдвигов.

    Изменения значений ключевых понятий и идиом являются следствием этого процесса. Однако большинство действующих участников истории не представляют себе масштаба и качества перемен и продолжают обращаться к обновленному корпусу текстов прошлого как к хорошо понятному источнику легитимных аргументов, норм и образцов. Языковой разрыв с прошлым осмысляется тремя ведущими школами истории политического дискурса как центральная тема и проблема. Историческое сознание, сформированное языком и опытом, оказывается еще одной центральной темой истории понятий.

    Наслоение, изменение, перевод, очищение, смешение, восстановление и забывание значений как будто всем знакомых понятий в текстах прошлого и настоящего составляет главный raison d’être истории политических языков. Усилие историка по реконструкции забытых значений и контекстов нацелено на выявление дистанции между языками прошлого и настоящего. В случае успеха историк реанимирует язык прежнего канона и делает утраченный ранее репертуар значений доступным образованной публике. На следующем шаге политический философ, юрист и политик могут по-своему использовать старый/новый язык в современной конфигурации борьбы за власть и институты. В то же время историк указывает на ограниченность современного нам политического словаря: на скрытые от пользователей нормативные кодировки и перекодировки значений каждого из ключевых политических понятий большой традиции. В той мере, в какой политические и социальные институты поддерживаются публичными аргументами, принципами политической философии и письменными законами, а не только неотрефлексированной практикой и организованным насилием, критическая работа с историей политического языка оказывается полезной и современной.

    Исследование Вл. Коршакова помогает увидеть, что знакомое нам сегодня противопоставление понятий свободы и воли не было характерным для политического языка Древней Руси. Более того, «воля» была более важным юридическим и политическим термином, характеризующим самостоятельность человека и его позитивную способность к действию. М. Пономарева реконструирует контекст и значение понятия respublica в средневековой французской политике. Предмет ее рефлексии— версии и переводы с латыни на среднефранцузский язык трактата «Спор между священником и рыцарем». С. Руис Санхуан обращается к более поздней либеральной традиции, по-новому интерпретируя аргументы Джона Милля в его классическом эссе «О свободе». В статье о «Размышлении о национальности» С. Н. Булгакова А. Тесля рассматривает этот текст в контексте полемики между охранителями, либералами и социалистами в 1909–1910 гг. В заключительной статье рубрики «Исследования» Т. Атнашев и М. Велижев описывают методологию, способную лечь в основу истории политических языков в России.

    Рубрика «Переводы» открывается классической статьей Дж. А. Г. Покока «Бёрк и древняя конституция». Историк политических языков показывает, как юридическая мысль и прецедентная судебная практика в Англии раннего Нового времени сформировали одну из наиболее влиятельных линий политической философии этой страны — философию традиционализма, не отсылавшую к античным образцам. Во второй статье блока известный современный историк К. С. Ингерфлом приглашает к размышлению о возможности выхода из оппозиции «разрыва и преемственности» как естественных категорий, в которых историки осмысляют установления советской власти. Третий текст рубрики — перевод с латыни трактата Аделарда Батского «О тождественном и различном» ХI в. Его переводчик и комментатор Р. Шмараков подчеркивает одновременно ученость, оптимизм и легкость, с которыми античная традиция утверждала себя в Высоком Средневековье, повторяя «одно и то же» так, чтобы сообщение было лучше понято современниками. Заключительный текст номера иллюстрирует этот тезис. В своей увлекательной пост-метафизической рецензии на перевод книги Д. Тригга «Нечто: Феноменология ужаса» Д. Шалагинов приоткрывает возможность озвучить и услышать ужас от осознания немой и чужой первозданной плоти до разделения на (мой, наш, субъективный, умный) человеческий и (объективный, телесный) природный миры.

    Тимур Атнашев, Михаил Велижев

  • До и после Революции
    Том 2 № 2 (2018)

    Понятие «революция» на протяжении последних двух столетий претерпело разительные перемены — как и весь комплекс сопряженных с ним концепций, образов и т. д. История русской мысли в этом отношении не является исключением, но если в целом европейская история этого комплекса понятий изучена неплохо, то применительно к отечественному материалу мы находимся еще на первых стадиях, где речь идет во многом о сборе первичного материала и анализе конкретных эпизодов и где масштабные обобщения весьма рискованны, хоть и необходимы — являясь по сути частью поиска, а не подведением итогов.

    Проблематика данного номера продолжает вопросы, поднятые год назад, в № 2 за 2017 г., где в центре рассмотрения были понятия действия и реакции. Ныне в фокусе внимания — понятия революции и реформы. Открывает номер статья Андрея Ильина, рассматривающая соотношение понятий «революция» и «реформа» в первые годы царствования Александра II. С другого ракурса освещает эту проблематику работа Александра Котова, в которой анализируются основные направления и способы критики левого радикализма со стороны публицистов катковского круга. В статье Кирилла Соловьева предпринимается подробный анализ идеи самодержавия в представлении интеллектуалов и высших бюрократов Российской империи в конце XIX – начале XX вв, то есть в последние годы перед тем, как это понятие сделается предметом напряженной публичной полемики, в особенности в контексте споров о новой редакции Основных законов. Любовь Бибикова со своей стороны анализирует использование в это же время понятия «революция» различными структурами политической полиции Российской империи, а Джованни Савино в широких временных рамках рассматривает влияния и взаимосвязи идей Антонио Лабриолы и Антонио Грамши в российском марксистском движении.

    В разделе публикаций представлены переводы писем Фридриха Готтлоба Борна к Иммануилу Канту (пер. и вступ. ст. Анны Винкельман) и первая публикация писем Людвига Бинсвангера к Татьяне Сергеевне Франк (пер. и вступ. ст. Александра Цыганкова и Терезы Оболевич). Публикация писем Бинсвангера к вдове С. Л. Франка не только содержит массу разнообразной информации об обстоятельствах места и времени, но и проливает свет на историю публикаций текстов Франка: в первую очередь, немецкого текста «Непостижимого».

    В разделе рецензий публикуются разборы новых книг по истории русской мысли (Андрей Тесля и Александр Марей), а также отклики на «Дижджимодернизм» Алана Кирби (Александр Павлов) и русский перевод малоизвестного в России американского философа Юджина Такера «В пыли этой планеты» (Софья Порфирьева). Замыкает раздел рецензий ответ Юрия Шичалина на статью Д. Бугая «О новом издании платоновского “Парменида”» (Вопросы философии, 2018, № 3). В хронике научной жизни помещен подготовленный Павлом Юшиным обзор международной конференции «Идея закона в интеллектуальной истории», прошедшей в конце апреля сего года в петербургском кампусе НИУ ВШЭ.

    Андрей Тесля, выпускающий редактор номера

  • Философия и сакральное в Античности
    Том 2 № 1 (2018)

    Разница между философским и религиозным дискурсом не сводима к разнице между «рациональным» и «иррациональным». Философы — во всяком случае, античные, — рассуждают о божественном, спорят с традиционными представлениями о богах либо поддерживают и уточняют эти представления при помощи разнообразных герменевтических техник. С другой стороны, религия (а в этом номере речь пойдет в первую очередь о раннем христианстве) естественным образом включает в себя философию не только как определенный набор теоретических положений, но и как образ жизни, направленный к поиску истины и к соединению с божественным. Именно поэтому вопрос о соотношении «философского» и «сакрального» в Античности носит междисциплинарный характер: как понятие «божественного», так и понятие «философского» в той или иной мере определяют научный, поэтический и богословский дискурс.

    Раздел «Исследования» открывается статьей И.В. Макаровой, которая посвящена сравнению действующего ума со светом в трактате Аристотеля «О душе». Хотя Александр Афродисийский отождествил деятельный ум с божественным умом из «Метафизики», уже в Античности этот отождествление оспаривалось, например, Фемистием. Подробно анализируя аристотелевскую аналогию со светом, автор статьи приходит к выводу об «иллюминативной» функции деятельного ума, на чем настаивали и такие интерпретаторы Аристотеля, как Фома Аквинский и Франсиско Суарес.

    И.В. Пролыгина ставит вопрос о соотношении рационального и сакрального в рамках позднеантичной медицины. Опираясь на «доказательный метод», представляющий собой синтез логики и эмпирических наблюдений, Гален отвергал применение магических практик в медицине, однако не дистанцировался от так называемой храмовой медицины с культом Асклепия. Гален подчеркивает, что «благочестие» и рациональная медицина не исключают друг друга, однако при этом не ждет от Асклепия сверхъестественных чудес. Противопоставляя себя в этом отношении «ученикам Моисея», Гален утверждает, что бог не стремится к невозможному по природе.

    Д.С. Бирюков обращается к судьбе философской категории «причастности» в учении Оригена. Автор показывает, что платоническая парадигма причастности лежит в основе богословской доктрины Оригена, в рамках которой выделяются дискурсы «природной» и «индивидуальной» причастности. Соединение праведных людей с Богом Ориген понимает именно как «индивидуальную причастность», зависящую от воли причаствуемого. Как показывает Д.С. Бирюков, богословское преломление темы причастности у Оригена было определено Вторым посланием апостола Петра.

    В статье Т.Л. Александровой анализируется Гомеровский центон, создание которого связывают с именем императрицы Евдокии, жены Феодосия II. На нарративном уровне центон представляет собой парафразу евангельских событий, однако, как показывает автор статьи, его можно читать и на интертекстуальном, или философском уровне. Сюжеты Одиссеи, например, возвращение на родину, получают на этом уровне новое, «тайноводственное» звучание. Упоминание двух пещер в сцене брака в Кане Галилейской позволяет усматривать в тексте влияние неоплатоника Порфирия и его трактата «О пещере нимф», посвященного аллегорическому толкованию Гомера.

    В разделе «Переводы» представлены гомилии Василия, еп. Кесарийского, и Августина, еп. Гиппонского. Оба текста свидетельствуют о прекрасном знакомстве их создателей с античной философской традицией. Перевод «Толкования на псалом 136» cв. Августина выполнен Полиной Семеновой под редакцией С.А. Степанцова. Гомилия свт. Василия Великого «Против гневающихся» переведена с греческого Анной Грюнерт под редакцией О.В. Алиевой.

    В разделе «Рецензии» можно ознакомиться с откликами на недавно вышедшие книги Т. Оболевич («Семен Франк. Штрихи к портрету философа») и Б. Нойза («Malign Velocities: Accelerationism and Capitalism»).

    Ольга Алиева, выпускающий редактор номера

  • Основания и парадоксы
    Том 1 № 4 (2017)

    В четвертом номере нашего журнала вы найдете материалы, посвященные проблемам современной теоретической философии — преимущественно аналитической. Название «Основания и парадоксы» отсылает читателей к двоякой задаче всякого философского теоретизирования, включающей в себя (а) поиск предельных оснований бытия и познания и (б) вскрытие парадоксов, которые зачастую прячутся в их глубине. Содержательный вектор этого номера преимущественно связан с преодолением упрощенных метафизических моделей и разворотом в сторону деятельностных, динамических, прагматических подходов.

    Логико-аналитический блок открывается статьей Паоло Валоре о высокоуровневых критериях для метаонтологии. Этот вопрос является закономерным следствием того куайновского «развода» между онтологией и метафизикой, благодаря которому первая на долгое время стала респектабельной в глазах философов-аналитиков и смогла совершенно вытеснить вторую. Однако с тех пор как куайновские редуты обветшали, возвращение метафизики (на счастье или на беду) снова фигурирует в повестке современной философии.

    Продолжает логическую тематику статья Е. В. Борисова, посвященная проблеме атрибуции желаний, содержащих определенные дескрипции de dicto. Автор ведет читателя через лабиринты различных интерпретаций предложений типа «Джонс знает, что Смит был убит, и хочет, чтобы убийцу Смита арестовали», аккуратно обходя кажущиеся парадоксы и защищая квантификационный подход против возражений со стороны референциалистов. Несмотря на кажущийся узко-технический характер вопросов, данная статья напрямую связана с содержательными проблемами, рассматриваемыми в следующих текстах.

    В статье С. М. Кусковой рассматриваются нормативные акты сознания, запрещающие или предписывающие какое-либо действие. Автор проводит тонкий анализ, сравнивая основные подходы европейской философии к изучению сознания с буддийской традицией. Результат этого сравнения оказывается двояким: с одной стороны, данные походы дают противоположные ответы на вопрос о существовании чистого Я; с другой стороны, они демонстрируют удивительное согласие по поводу нормативности как фундаментального условия деятельности сознания.  

    Работа Е. В. Логинова посвящена одному из самых известных парадоксов в истории европейской мысли. Автор, вслед за Ч. С. Пирсом, исследует три взгляда на предложение “Это предложение неистинно”: с точки зрения его значения, его истинности и его значимости. Весьма любопытно, какими новыми гранями играет эта старая головоломка в свете других философских идей Пирса.

    Отдельного внимания заслуживает научно-популярная статья К. А. Михайлова, в которой автор блестяще раскрывает неожиданный философский потенциал того класса придуманных Р. Смаллианом логических задач, который получил название шахматного ретроанализа. В каком-то смысле данный текст — творческая и искренняя дань памяти прекрасному логику, математику и философу, который (увы, вместе со многими другими великими умами ХХ века) покинул нас в уходящем 2017 году.

    Блок переводов нашего журнала на этот раз оказался посвящен проблеме свободы воли. Впервые на русском языке публикуется перевод важнейшей статьи Гарри Франкфурта «Альтернативные возможности и моральная ответственность», подготовленный А. С. Мишурой. Эта работа коренным образом изменила ландшафт современных дебатов о свободе воли и давно стала классической. Франкфурт сумел представить очень ясный и убедительный контрпример против так называемого принципа альтернативных возможностей. Сопровождающая перевод статья Александра Мишуры демонстрирует значение идей Франкфурта для разработки компатибилистского понимания свободы воли, а также указывает на некоторые проблемные точки его критики принципа альтернативных возможностей.

    Если Франкфурт совершил переворот в компатибилизме, то другой американский философ, Роберт Кейн, совершил настоящую революцию в лагере сторонников либертарианской позиции относительно свободы воли. Именно Кейн сумел показать, как либертарианский идеал индетерминированного агента можно реализовать в рамках сугубо натуралистической онтологии. Статья Кейна «Свобода воли: ускользающий идеал» публикуется в переводе Н. С. Поповой-Никитюк под редакцией одной из ведущих отечественных специалисток по проблеме свободы воли М. А. Секацкой.

    Раздел рецензий предоставляет читателю приятную возможность сравнить три весьма различные реакции на книгу С. И. Каспэ «Политическая форма и политическое зло», представленные в рецензиях М. А. Штейнман, А. А. Тесли и А. В. Марея. Вместе с ними публикуется и ответ автора на соображения рецензентов. Помимо этого, читатель найдет в номере обнадеживающую философов рецензию А. М. Винкельман на книгу «Роботы наступают» М. Форда, из которой следует, что, возможно, на философов роботы все же не наступят.

    Продолжается номер разделом «In Memoriam», в котором Е. Г. Драгалина-Черная делится своими воспоминаниями о выдающемся российском философе, логике, создательнице отечественной школы логической семантики Е. Д. Смирновой, а И. А. Карпенко рассказывает о творческой эволюции взглядов не менее значимого для отечественной науки логика А. С. Карпенко. Уход этих двух блестящих исследователей стал большим ударом для российской логической науки в 2017 году.

    Наконец, в заключении представлены обзоры двух важных событий в жизни российского философского сообщества: Десятых Смирновских чтений по логике (МГУ им. М. В. Ломоносова) и общероссийской конференции «Республиканизм: теория, история, современные практики» (Европейский Университет в Санкт-Петербурге).

    Виктор Горбатов и Александр Мишура, выпускающие редакторы номера

  • Модели бытия и каркасы знания
    Том 1 № 3 (2017)

    Третий номер нашего журнала открывается новым блоком тем и исследований, посвященных в этот раз эпистемологии и онтологии, а также философии науки. Палитра представленных материалов может показаться довольно пестрой, но при ближайшем рассмотрении, как надеется коллектив авторов номера, читатель сможет заметить в них некоторую внутреннюю связность и смысловую перекличку.

    В частности, большой интерес представляет блок, посвященный эпистемологическим и онтологическим вопросам.

    В статье А. Шиян предлагается понимание феноменологии Гуссерля, которое отходит от основных линий интерпретации его философии. При этом автор отказывается от деления творчества Гуссерля на периоды (как это делается обычно) и выделяет онтологические и методологические принципы феноменологического подхода Гуссерля, которые представляются наиболее перспективными для сегодняшней философии. Автор стремится не перегружать текст специфической феноменологической терминологией и обсуждать содержательные моменты на общефилософском языке. Особое внимание уделяется проблемным моментам феноменологии и различным способам их рассмотрения.

    Чрезвычайно оригинальной представляется статья Т. Шияна, в которой предпринимается анализ онтологического статуса объектов математики и науки. В статье речь идет о том, что смысловая операция, состоящая в указании на род объектов, до сих пор ускользала от логико-философской рефлексии и методологической тематизации. Автор рассматривает многолетнюю полемику о природе и генезисе философии, математики, науки вообще и выделяет четыре основные онтологические трактовки философии и науки: как знания, как совокупности или системы знаний, как вида деятельности и как сферы деятельности, или социального института. 

    В этом же блоке следует упомянуть статью В. Кузнецова, в которой знаменитая проблема следования правилу, сформулированная Витгенштейном, получает интересные интерпретации при рассмотрении в социокультурном контексте. Для продуктивного и конструктивного обсуждения проблемы следования правилу в ее различных аспектах автор предлагает воспользоваться инструментарием концепции социальных эстафет, предложенной М. А. Розовым.

    Статья А. Мальцева продолжает исследование, впервые представленное во втором номере и посвященное проблеме субъектности в России XVIII века. На примере Андрея Болотова автор расматривает, каким образом возможна кристаллизация внутреннего мира человека и формирование его самости, и демонстрирует, как через внутреннюю мифологию, рассказ о самом себе измышляется и тем конституируется ядро «Я» в качестве творческого акта изобретения и фактически само-созидания.

    Не менее любопытным получился блок, посвященный теме негативности. В нем публикуются две работы. В статье А. Маркова, посвященной негативной гносеологии в греческой философии, рассказывается о том, как греческие философы эпохи научной революции, памятуя о великом наследии и стремясь быть конкурентными на мировом рынке идей, радикально обновляли и платонизм, и аристотелизм. Хотя вдохновляться такой философский проект мог различными источниками, от апофатического богословия до второй схоластики, в данном исследовании показано, что он вполне самодовлеющ и полностью строится на переосмыслении логики и гносеологии. Логика превращается из искусства работы с мыслью в саму характеристику мысли, и акт мышления реализуется как негативная гносеология.

    Тему негативности продолжает рецензия Д. Шалагинова, в тексте которой предпринят анализ работы Эндрю Калпа «Темный Делёз», представляющей собой опыт «негативного» прочтения наследия французского философа. На сегодняшний день этот своеобразный «анти-коннективистский манифест» является одной из немногочисленных попыток радикального пересмотра творчества Делёза. Безусловно актуальное предприятие Калпа, ориентированное на разрыв с так называемым «каноном радости», сталкивается с затруднениями, которые освещаются в представленной рецензии.

    Еще одна замечательная рецензия, в которой А. Цыгуров рассматривает книгу Николаса Ф. Стэнга «Kant's Modal Metaphysics», знакомит читателя с плодами многолетнего труда, результаты которого впечатляют: помимо того, что монография является первым крупным исследованием на английском языке, полностью посвященным модальной метафизике Канта, она отличается точностью в постановке вопросов, которые необходимо задавать кантовской теоретической философии. Данная рецензия позволит русскоязычным читателям, интересующимся реконструкциями кантовской философии с применением современного философского инструментария, ознакомиться как с основными темами книги, так и с методологией автора.

    В этом же разделе рецензия Г. Кораева, посвящена нетривиальному взгляду на творческое наследие М. Бахтина. Она ценна не только возвращением замечательного мыслителя на родную почву (через оживление интереса к его идеям), но и неожиданным разворотом в представлении возможных точек зрения на его творчество, бытующих в современной гуманитаристике вообще и бахтиноведении в частности.

    Особое место в номере занимает перевод Франсиско де Витории, подготовленный С. Порфирьевой. Из него мы узнаем в первую очередь о магических компетенциях демонов в представлении средневековых богословов. Кроме того, мы можем почерпнуть из этой работы сведения о состоянии научного и магического знания в ту историческую эпоху.

    Мы искренне надеемся, что чтение этого номера окажется увлекательным и нескучным, и читатель сможет почерпнуть для себя что-нибудь полезное.

    Диана Гаспарян, выпускающий редактор номера

  • Действие и реакция
    Том 1 № 2 (2017)

    Второй номер нашего журнала продолжает рассмотрение ключевых проблем политической и социальной философии. Тема, которой он посвящен, содержит прямую отсылку к работе Жана Старобинского «Действие и реакция. Приключение одной пары» («Action et réaction. Vie et aventures d’un couple», 1999, русское издание в 2008): в многообразии конкретных тем материалов номера отчетливо выявляется динамика этих понятий, которые, вне сомнения, можно считать одними из ключевых для политической философии на протяжении XVIII–XX вв. В статьях Хосе-Луиса Вильяканьяса Берланги (Университет Комплутенсе, Мадрид), Вадима Чалого (БФУ им. И. Канта, Калининград), Андрея Мальцева (независимый исследователь, Пермь) анализируются ключевые аспекты политической мысли модерна, от близкой нам современности к реконструкции контекстуальных связей в (само)описаниях Андрея Болотова.

    В обсуждении фундаментальной работы Юргена Остерхаммеля «The Transformation of the World» (англ. перевод в 2014, оригинальное немецкое издание в 2009) исследуются возможности глобальной истории и ее границы — в данном случае, на примере XIX века; в дискуссии участвуют Татьяна Сабурова (Индианский университет, Блумингтон; НИУ ВШЭ, Москва) и Андрей Тесля (БФУ им. И. Канта, Калининград; ТОГУ, Хабаровск).

    Исторический и теоретический аспекты политической философии в их единстве рассмотрены в третьей «Лекции по политическому праву» Доносо Кортеса (1836), которая представлена в переводе Юрия Василенко (НИУ ВШЭ, Пермь), сопроводившего публикацию обстоятельной вступительной статьей. Понятиям действия и реакции в философии Доносо Кортеса посвящено предисловие редактора перевода, Александра Марея (НИУ ВШЭ, Москва).

    Продолжают номер рецензии Марии Марей (НИУ ВШЭ, Москва) на сборник политических текстов Александра Герцена 1847–1869 гг., Марии Штейнман (РГГУ, Москва) на коллективную монографию «Теология и политика. Власть, Церковь и текст в королевствах вестготов (V – начало VIII в.)» и Александра Павлова (НИУ ВШЭ, Москва) на "Споры о демократии" Я.-В. Мюллера. Студентка НИУ ВШЭ (Москва) Анна Винкельман предлагает нам свои размышления над книгой У. Стайрона «Выбор Софи».

    В заключительном разделе журнала представлена хроника VIII Международной конференции НИУ ВШЭ «Способы мысли, пути говорения», прошедшей в апреле 2017 года, а также информационное письмо о IX конференции с тем же названием, которая традиционно состоится в апреле предстоящего года.

    Андрей Тесля, выпускающий редактор номера

  • Философия. Журнал Высшей школы экономики. Том 1. Номер 1. 2017 Государство и Революция
    Том 1 № 1 (2017)

    Первый номер нашего журнала посвящен политической философии. В центре внимания авторов практически всех материалов оказывается блок понятий, связанных с государством в его историческом развитии, с революцией и революционным опытом, наконец, с республикой как особым способом политической организации людей. Теоретические и методологические аспекты осмысления государства стали главной проблемой в статье Далмацио Негро Павона (Кор. Академия соц. и полит.  наук, Мадрид), которая перекликается с впервые переведенным на русский язык фрагментом «Понятия государства» итальянского философа и политолога Алессандро Пассерена д’Антрев. Эта же проблематика занимает центральное место и в рецензиях Марии Марей (НИУ ВШЭ) и Григория Юдина (НИУ ВШЭ). Исследования Ричарда Бурка (Ун-т королевы Марии, Лондон), Гульнары Баязитовой  (ТюмГУ, Тюмень) и Андрея Тесли (ТОГУ, Хабаровск), напротив, более ориентированы на историю  философской и, шире, общественной мысли как в Европе XVI-XIX веков, так и в России позапрошлого столетия. Эти два взгляда - историко- и теоретико-философский - не только не противоречат, но и дополняют друг друга, позволяя комплексно осмыслить основные проблемы, занимавшие лучшие умы Европы на протяжении столетий и столь актуальные сейчас.